«Это был аутсорсинг в научной сфере». Как белорусский стартап 90-х вырос
до $16 миллиардов
Елена Павлиди
12 августа 2020
Компания EPAM начиналась в лучших традициях стартапов Кремниевой долины — только не в гаражах Сан-Франциско, а в одном из минских подвалов.
Леонид Лознер
Аркадий Добкин
В начале девяностых двое бывших одноклассников — Леонид Лознер и Аркадий Добкин решили построить бизнес между Беларусью и Америкой. Первый офис EPAM Лознер открыл в подвале собственного дома.

До EPAM Лознер 12 лет занимался физикой, но в то время научная деятельность денег не приносила, вспоминает Леонид. Многие бросали свои исследования и уходили в бизнес. Когда Аркадий Добкин предложил разрабатывать программы на заказ, Леонид долго не думал.

Лознер хотел работать над технологиями так, чтобы сочетать два своих главных увлечения — современную инженерию и науку.
Первый офис EPAM в подвале жилого дома, 1993 год. Фото из личного архива Леонида Лознера
По словам Лознера, деньги на финансирование EPAM в Беларуси он заработал на технологичных «халтурах» для американцев: «По сути, это был аутсорсинг в научной сфере». Аркадий Добкин тогда уже жил в Нью-Джерси.

В Америку Добкин попал неслучайно. В 1991 году, работая параллельно программистом в Институте порошковой металлургии, Добкин организовал небольшой софтовый кооператив. Программное обеспечение делали на заказ, клиентов искали в Украине.

Девяностые начались тревожно, уверенности в завтрашнем дне не было практически ни у кого. У Аркадия в Америке жила сестра. Уезжая, Добкин просил команду его дождаться.

В США Аркадий быстро освоился. Связь между двумя странами поддерживали с помощью факса.

Капитализация: $16,6 млрд (10 августа 2020)

Основатели: Аркадий Добкин, Леонид Лознер

Акции: NYSE

Штаб-квартира: Ньютаун, Пенсильвания (США)

Услуги: консалтинг, дизайн и проектирование, разработка, оптимизация, интеграция приложений

Сотрудники: > 37 000

Основана: 1993
Повезло
1994 год, в команде EPAM шесть человек. Добкин вспоминает, что в те времена очень важно было наладить коммуникацию с международным рынком: постоянно рассказывая о мифических белорусских программистах, на своей основной работе Аркадий почти заработал славу городского сумасшедшего. Однажды сарафанное радио сработало.

В том же году EPAM получила первого серьезного клиента — белорусская команда разработала логистические решения для швейцарской компании Bally. Обувной бренд оставался постоянным клиентом EPAM до середины нулевых.
Еще одна удача: в 1996-м новым крупным клиентом компании стала Colgate-Palmolive. Неожиданно технологии EPAM заметили крупные западные игроки.

Основатель лидирующей на рынке ПО компании SAP Хассо Платтнер предложил EPAM строить большие корпоративные решения.

Успех девяностых Добкин объясняет просто: несмотря на то, что таких команд, как в Беларуси, были тысячи, с новыми технологиями не боялись экспериментировать лишь в Минске.

К началу 2000 года в EPAM уже работало больше 200 человек, которые летали по всему миру, разрабатывая первые онлайн-магазины и продукты e-commerce.

В марте лопнувший пузырь доткомов разрушил тысячи компаний. Команда EPAM устояла: лишилась нагрузки, но не денег.
Поглощения
Технологии белорусских специалистов ценили в США, но в самой Беларуси платформ для развития науки и бизнеса в то время не было. Леонид хотел это исправить.

К середине нулевых география EPAM расширилась. Сместив фокус с Северной Америки на Европу, Добкин и Лознер привлекали новых клиентов.

В марте 2004-го EPAM приобрела венгерскую компанию Fathom Technology, в последующие годы — B2Bits Corp (2008), PlusMicro (2008), Rodmon Systems (2009).

В феврале 2012 года акции EPAM появились на Нью-Йоркской фондовой бирже. Проекты у белорусов заказывает Adidas.

В последующие годы EPAM совершила множество поглощений, среди них — диджитал-агентство TH_NK, входящее в топ-100 агентств Великобритании, а также компании Alliance Global Services и Dextrys.

В 2018 году EPAM запустила аналитическую платформу InfoNgen с элементами машинного обучения, а также Telescope AI — платформу на базе искусственного интеллекта для организации внутренних процессов бизнеса. В 2019-м к EPAM присоединились Competentum, test IO и NAYA Technologies.
К началу 2019 года компания приняла в белорусский офис 10-тысячного сотрудника. Им оказался человек, ранее работавший в EPAM.

В октябре 2019-го EPAM стала глобальным бизнес-партнером UiPath для совместной разработки RPA-решений.

В феврале 2020 года в Украине запустили приложение «Дія», которое за полгода скачали больше двух миллионов человек. В разработке и тестировании приняли участие эксперты EPAM.

В июне Microsoft в партнерстве с EPAM реализовали масштабную программу Azure для европейских айтишников.

В июле EPAM и ЮНИСЕФ представили совместную разработку многофункциональной платформы HealthBuddy COVID-19 для защиты жителей стран Европы и Центральной Азии.

У EPAM есть собственный образовательный центр для повышения квалификации молодых специалистов, где прошли обучение уже больше 23 000 студентов.

Среди других продуктов — EPAM SolutionsHub: библиотека программных акселераторов и OpenSource-решений, а также инструмент Open Source Contributor Index.

Леонид Лознер вышел из руководства в 2008 году, сохранив 6,2% акций. Сам себя Лознер называет «несостоявшимся ученым». В последние годы занимается развитием детской робототехники и мечтает о Музее науки.
Стратегии

Элайна Шехтер
С расширением бизнеса в Европе EPAM корректирует и глобальные задачи. С марта 2015 года глобальными стратегиями и маркетингом EPAM занимается СМО Элайна Шехтер. Она также управляет бизнес-подразделением и коммуникацией, включая региональные офисы.

Элайна присоединилась к EPAM Systems в далеком 2001-м и сыграла важную роль в развитии нескольких линий обслуживания и CRM-систем компании.

«Раньше мы часто говорили, что EPAM — больше, чем доход или прибыль. Наши результаты — это результаты клиентов, и нам очень важно правильно преподносить ценности компании. Маркетинг — относительно новая часть структуры EPAM, это действительно "гибридные" команды из совершенно разных специалистов. Кроме того, я веду коммуникацию со всеми командами и стараюсь делегировать как можно больше творчества и решений лидерам EPAM», — говорит Шехтер. «EPAM растет, потому компании нужно приспосабливаться к новым условиям. Например, мы постепенно добавляем консалтинг и дизайн в наш комплекс услуг как обязательное условие интеграции».

Несмотря на большой выбор программных решений, маркетинг EPAM направлен скорее на поиск талантов. Конкуренция на белорусском IT-рынке растет: чтобы не терять ценные кадры и повышать лояльность, EPAM развивает образовательные программы, среди них — EPAM University. Впрочем, по словам Шехтер, сотрудники уходят из любой компании.
Аутсорс — не аутсорс
EPAM закрепилась на рынке как аутсорсинговая компания, хотя ее основатель считает, что этот стереотип давно пора разрушить.

«Мы всегда были и остаемся инженерной компанией. А сегодня — еще и консалтинговой, и дизайнерской, и образовательной. Неважно, делаем мы продукт на продажу или предлагаем решения. Аутсорсинг это? Или крайне актуальный продукт или сервис, произведенный инженерной компанией? Нет ничего предосудительного в аутсорсинговой модели, это очень важный компонент глобального бизнеса», — говорит Добкин.

Сегодня EPAM охватывает разные сферы — от архитектуры и медиа до энергетики. Большую часть дохода приносят американские клиенты.
«Нет ничего предосудительного в аутсорсинговой модели»
Карантин так или иначе сказался на работе компаний по всему миру. Судя по официальным заявлениям, EPAM не сократила штат, хотя и перевела сотрудников на удаленную работу. Прогнозы для европейского IT-рынка у белорусов скорее оптимистичные.

«В конце 2020 года мы точно не увидим привычную для IT-индустрии динамику роста в 20—25%, как в предыдущие годы. Но это не означает резкое падение, скорее некоторое замедление. А вот когда мы вернемся к привычным темпам — вопрос пока сложный. Любой долгосрочный прогноз сейчас сродни гаданию на кофейной гуще», — рассказал AIN глава EPAM в СЕЕ Юрий Антонюк.

По оценкам Добкина, результаты EPAM в первом квартале 2020-го превзошли ожидания. Второй квартал компания закрыла с доходом $632,4 миллиона — на 15% больше, чем в прошлом году.
Сегодня мировой рынок IT-аутсорсинга оценивают в $342,9 миллиарда. По прогнозам аналитической платформы Research And Markets, даже в условиях кризиса, вызванного пандемией, к 2027 году его стоимость превысит $410 миллиардов. Вместе с рынком стабильно растет и белорусский IT-сегмент.

В Парке высоких технологий — больше 60 тысяч сотрудников, которые производят 3,5% ВВП Беларуси, пишет CTV. В 2019 году экспорт услуг составил более $2 миллиардов. За последние два года количество резидентов ПВТ выросло в четыре раза.

По последним данным, в EPAM работает 37 тысяч человек, ее офисы представлены в более чем 30 странах мира.

Услугами белорусской компании, за последние десять лет разросшейся до масштабов большой корпорации, пользуются мировые бренды в разных сферах — от Google до Coca-Cola, хотя большая часть технологических решений EPAM по-прежнему основана на аутсорсинге.
О влиянии пандемии на бизнес Добкин говорит без опасений:

«Если ты не впервые попадаешь в кризис, то понимаешь, что в какой-то момент это выравнивание произойдет. Потому имеешь преимущество подготовиться.

На протяжении 20 лет мы развивались за счет инноваций и строили наши цифровые платформы, чтобы поддерживать распределенную работу — это часть нашей [корпоративной. — Прим.] культуры, часть нашего DNA.
«За три дня мы переключили на удаленную работу 37 тысяч человек»
Когда начался кризис, многие конкуренты оказались в затруднительной ситуации. Но те, кто занимался глобальной разработкой в особенно высокой степени дистрибуции, смогли трансформироваться быстрее. За три дня мы переключили на удаленную работу 37 тысяч человек.

Когда кризис закончится, произойдет серьезный скачок востребованности компаний, которые могут обеспечить следующий уровень цифровой революции. Давление на компании с целью быстрее производить более качественные продукты с другим уровнем гибкости вырастет в разы. Для IT-индустрии это большой boost будущего развития».
read next Ресурс 1